::  LV ::  EN ::  RU :: 
Diplomatic Economic Club®
Since 1997


Крупные энергетические проекты на Балтике: бизнес или политика  

За круглым столом Балтийского федерального университета им. Иммануила Канта (БФУ) 16 марта собрались эксперты в области энергетики. Тема семинара: «Крупные энергетические проекты на Балтике: бизнес или политика». В Калининград приехали как маститые ученые, так и молодые специалисты из России, Эстонии, Латвии, Литвы и Польши. Все они занимаются вопросами развития Балтийского региона

Открыл научный семинар ректор БФУ, доктор политических наук, профессор Андрей Клемешев. Приветственные слова также прозвучали из уст директораИнститута Балтийских исследований БФУ ВадимаСмирнова и директора Центра общественно-политических исследований «РусскаяБалтика» Владимира Балобаева. Они задали тон дискуссии, предложив сфокусировать внимание на таких вопросах, как энергетическая независимость и энергетическая безопасность, еще раз подчеркнув, что энергетика — место конфликтных интересов, захватывающих сферу политики.

Модератор семинара — доктор исторических наук, профессор, руководитель Балтийского регионального информационно-аналитического центра (БРИАЦ) Российского института стратегических исследований, директор НОЦ «Балтийский регион» БФУ им. И. Канта Геннадий Кретинин выступил с докладом «Балтийская энергетика: ретроспектива и реальность». Он напомнил, что поворотным пунктом в энергетической политике Балтийского региона стал день остановки Игналинской АЭС 31 января 2009 года — крупнейшего энергетического объекта, обеспечивавшего энергией весь регион. «Игналина объединяла нас независимо от национальностей и государственной принадлежности. Ее закрытие стало разъединительным моментом между странами… На рубеже веков появилась свободная ниша и началась гонка за новой АЭС, — говорит ученый. — И, скорее всего, построены будут обе станции — и в Висагинасе, и в Калининграде. Об этом надо говорить бизнесу».

Энергопотребление в мире и Балтийском регионе

Признанный эксперт в вопросах энергетики, профессор, зав. кафедрой мировой экономики в Высшей школе экономики, зам. гендиректора ФГБУ «Российское энергетическое агентство» Леонид Григорьев, обрисовал ситуацию в мире в области мирового энергопотребления. Он отметил, что экономия в годы кризиса мгновенно перекрывается ростом энергопотребления по всем видам топлива — нефти, газа и угля. В 2010 году потребление нефти в мире выросло на 3,1%, угля — на 7,6%, производство электроэнергии — на 5,9%, в ЕС, соответственно, рост: 1,4%, 13,7%, 2,8%.

Российский эксперт показал также роль импорта энергоресурсов, в том числе природного газа, в энергопотреблении стран Балтийского региона (см. таблицу). Наиболее зависима сегодня от импорта энергоресурсов Литва (84%), Германия (60%), Финляндия (48%), Латвия (44%), Швеция (38%). Не нуждается в импортных энергетических ресурсов только Дания и Норвегия.

Мировые эксперты прогнозируют России резкий прирост потребления газа. В то же время в Европе активно используется не только газ, но и уголь, выбросы Со2 по которому вдвое больше, чем по газу. Россия — единственная страна, где выброс Со2 реально сильно снизился. Самый же высокий выброс Со2 в Китае, где в год потребляется 3 млрд. тонн угля. «Будущее в глобальном плане — быстрый уход от угля. Все остальные проблемы не столь значительны», — уверен Л. Григорьев. К тому же это очень тревожит зеленых.

В. Григорьев также затронул тему инвестиций в энергетику. В мире доля инвестиций в энергетические проекты составляет 1% от ВВП, в России — 4,4%, и это — очень много, полагает эксперт. Россия производит 9,5% всех источников мировой энергии и экспортирует 4,5%. В глобальном плане Россия покрывает энергетические потребности Германии и Китая.

Относительно строительства АЭС в Балтийском регионе, российский эксперт напомнил, что одновременно могут появиться семь новых атомных станций: в Финляндии, Эстонии, Латвии, Литве, Польше и России. По мнению В. Григорьева, строительство некоторых крупных инфраструктурных проектов до понимания того, кто будет ими пользоваться — обычное дело. «Вопрос в другом: кто первым даст деньги на строительство. Кто будет использовать энергию — вторичный вопрос», — говорит профессор, напомнив известное изречение Наполеона «Сначала надо ввязаться в серьезный бой, а там уже видно будет». А в том, что спрос на продукцию АЭС в Балтии будет, эксперт не сомневается.

Продолжил тему энергопотребления профессор из Эстонии, ректор Института и управления (Таллинн), действительный член Международной академии высшей школы, иностранный член РАЕН Ханон Барабанер. Он обратил внимание на то, что диалектика современного состояния мировой энергетики — рост энергопотребления и одновременное истощение природных источников энергоресурсов. Рост потребления неизбежно ведет к увеличению негативного воздействия на окружающую среду и обуславливает рост цен на энергоресурсы.

Эстонский профессор привел несколько цифр: сегодня объем мирового ежегодного производства первичных источников энергии составляет порядка 10 млрд. тонн нефтяного эквивалента. К 2020 году ожидается рост до 15 млрд. тонн, а к 2020 году — до 20 млрд. тонн. По разным оценкам нефти хватит на 40—60 лет, природного газа — на 65—150 лет, угля и горячих сланцев — на 250—300 лет.

Удельное энергопотребление в промышленно развитых странах в предстоящие два десятилетия существенно не повысится, полагает эксперт, а в развивающихся странах значительно возрастет. Сегодня три четверти населения Земли потребляет в среднем на человека около 2 КВт , причем почти 600 млн. человек — всего порядка 100 Вт на человека.

Нехватку электроэнергии к 2015 году ощутят (если не будут приняты весьма серьезные капиталоемкие меры) страны Балтии, Северо-Запад России, Центральная и Восточная Европа. Практически дефицит электроэнергии ощутит все Евразийское пространство.

Х.Барабанер отметил еще один весьма важный фактор, С ростом потребления энергии на одного жителя в год повышается качество жизни. Уровень жизни зависит также от эффективности использования энергии. Очевидно, что в странах с высоким потреблением энергии национальный доход на душу населения выше. На первых местах в рейтинге эффективности использования энергии стоит Швейцария, Дания и Германия. США и Канада занимают 8 и 9 места. Латвия Эстония и Литва — 13, 14 и 16 места.

Профессор Барабанер предлагает в условиях ожидающегося роста энергодефицита перспективный вариант объединения энергетик Эстонии, Латвии и Литвы. Суть объединения: активное задействование сланцевых запасов в Эстонии, строительство новой АЭС в Литве и создание новых электрогенерирующих мощностей на базе использования газа в Латвии. Объединение в единую систему электростанций указанного типа позволит обеспечить наиболее оптимальный режим производства и выдачи потребляемой электроэнергии. Предлагаемый вариант, по мнению, эстонского эксперта, требует серьезных инвестиций, но чрезвычайно эффективен как с чисто экономических, так и геополитических позиций. При включении в систему Балтийской АЭС, субпровинция стран Балтии может стать одним из центров обеспечения электроэнергией, как Центральной Европы, так и Северо-Запада РФ.

Доктор технических наук, профессор Калининградского государственного техническогоуниверситета Виктор Гнатюк сделал акцент на труднопрогнозируемостивнешних факторов при строительстве Балтийской АЭС. В своей презентации онцифрами и фактами доказывал, что АЭС в Калининградской области не являетсярешением проблем энергетического комплекса области, это вопрос инфраструктурывсей субпровинции Балтийского региона. Он предостерегал от больших рисков,связанных со спросом на электроэнергию, а также необходимостью новойинфраструктуры, требующей больших инвестиций.

Представитель Правительства Калининградской области Владимир Потапов парировал: « Балтийская АЭС — вопрос спорный, но это решение Федерального центра, а не местных властей. Россия рассчитывает на дружественные отношения с Эстонией, Латвией и Литвой, а также на то, что Балтийская АЭС войдет в энергетическое кольцо Балтийского региона».

Политика и экономика: история противостояния

Руководитель отдела стран Балтии Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политичечских процессов на постсоветском пространстве при историческом факультете МГУ им. М.В. Ломоносова Сергей Рекеда посвятил свое выступление вопросам истории политизации энергетических проектов.

Ученый из МГУ напомнил, что идеологическая основа политического и экономического развития Эстонии, Латвии и Литвы во многом сформировалась еще в период противостояния с центральной властью СССР на рубеже 80 — 90-х гг. и вполне соответствовала задачам борьбы национальных элиты этих стран с союзным центром.

Эти идеологемы были комплексно выражены в документах, принятых в мае 1989 года на Балтийской Ассамблее в г. Таллинне. Кроме обсуждения глобальных геостратегических вопросов, Балтийская Ассамблея затрагивала и проблемы энергетического развития. В частности курс развития атомной энергетики был сформулирован следующим образом. «Учитывая катастрофические последствия возможных аварий атомных электростанций, прекратить в указанной зоне строительство новых и поэтапно ликвидировать существующие АЭС. Запретить привозку из других регионов, уничтожение, захоронение или переработку ядерных материалов в указанной зоне». Аналогичные опасения позже приведут к закрытию Игналинской АЭС.

Современные энергетические проекты стран постсоветской Балтии являются выражением попыток государств этого региона выйти из того сложного положения, в котором оказался их энергетический сектор к концу 2000-х годов, считает С. Рекеда. Для выхода из этого энергетического тупика Балтийские страны предложили целый ряд новых энергетических проектов, осуществляемых в настоящее время. Однако основным локомотивом развития этих проектов нового поколения, сформулированных под влиянием старого политического фактора, остается не просто стремление к снижению энергозависимости от России, а желание максимально дистанцироваться от своего восточного соседа.

Российский историк делает вывод: «Сердцевиной двусторонних экономических отношений России с Эстонией, Латвией и Литвой являются именно энергетические вопросы, обострение энергодиалога препятствует в целом нормализации взаимоотношений с этими странами и отзывается эхом в политических отношениях с Европейским Союзом как наднациональной бюрократической структурой. Но это лишь одна сторона проблемы. Другая — заключается в том, что энергетические инициативы трех этих Балтийских стран могут в итоге стать опасным прецедентом для экономики, в основе которой лежит экспорт энергоресурсов».

Вступивший в дискуссию доцент Института международных отношений и политологии Вильнюсского университета Арунас Молис (оздавший на автобус и общавшийся с Калининградом посредством скайпа), задал вопрос: должен ли проект строительства Висагинской АЭС быть политизирован. По его словам, в Литве власти хотели бы, чтобы энергетические проекты превратились еще в одну сферу бизнеса. Но в России, Беларуси это, прежде всего, государственные проекты (Nord Stream, Балтийская и Белорусская АЭС). Рассчитывать Литве в энергетических проектах только на бизнес нельзя, полагает А. Молис, но можно надеется на поддержку ЕС. В Литве хорошо понимают, что через 5—10 лет природный газ по единой трубе из России может перестать поступать.

Асс. профессор Балтийской международной академии (Рига), издатель и редактор Baltic-course.com Ольга Павук обратила внимание на противоречие во взглядах на Балтийские страны извне и внутри региона. «Иностранные инвесторы видят нас как единый регион, предпочитая вкладывать свои деньги одновременно в Эстонии, Латвии и Литве. Один из характерных примеров — банковская отрасль, —говорит латвийский эксперт. — Однако, при сильной зависимости от иностранногокапитала, прежде всего скандинавского, в каждой из Балтийских стран бытует предубеждение к соседям-инвесторам, особенноярко проявляющееся в сфере торговли и транзита».

Кризис привел к поиску новых альянсов балтийцев с другими странами, в 2011 годуактивно обсуждался более тесный союз с Северными странами — известный проект Nordic Baltic 8. Однако, по мнению О. Павук, феномен общения существуетскорее на высшем уровне в виде регулярных собраний Совета министров и Ассамблеи Балтийских стран. Общих четко сформулированных идей, совместных долгосрочных экономических стратегий, программ, проектов нет. Это проявляется и в задержке принятия решений по участию в строительстве Висагинской АЭС, и в выборе страны для строительства общего терминала сжиженного газа. Балтийские страны ждут указания из ЕС, в то время как Евросоюз предлагает принимать решения самостоятельно. Хотя оба проекта очень важны для обеспечения энергетической и экологической безопасности региона.

Некоторым диссонансом выглядело выступление аналитика Польского института международныхдел Анна Дынэр на тему «Роль Россиив белорусской энергетике. Последствия для региона». «Нефтяные войны», «захватРоссией энергетических комплексов Беларуси», «захват Россией украинских газопроводов»,«лоббирование Россией Южного потока» — некоторые из употребляемых словосочетаний докладчицы вызвали улыбки участников семинара. Общий вывод А. Дынэр: зависимость Беларуси от российского газа будет иметь последствия для Евросоюза. Что касается АЭС, то, по мнению польского аналитика, с приходом нового президента России никто не знает, какую политику в области энергетики он будет проводить. Неизвестно также, где и когда будет строиться новая АЭС в самой Польше.

Ольга Павук Baltic-course.com




Дайджест »  Крупные энергетические проекты на Балтике: бизнес или политика »  Views: 20000   Diplomatic Club


Diplomatic Economic Club®



Copyright © 1997(2005) - ®- No. M 75 101 - Dec.lv - Diplomatic Economic Club®


Использование фотографий с разрешения владельца. Использование материалов с указанием гиперлинка
Хостинг предоставлен A/S Balticom